ЗдоровьеПсихология

Но (кситимия), я не чувствую никаких эмоций….

Иногда случается, что на вопрос о пережитых эмоциях клиент не может их назвать. На вопрос терапевта Что вы сейчас чувствуете? он способен ответить только на уровне телесного опыта, например, что у него дрожат руки, колотится сердце, подгибаются ноги. Как получается, что, несмотря на явное переживание сильных эмоций, иногда люди не способны их заметить? Причин для этого может быть много. Несомненно, однако, одной из причин может быть бессознательная потребность защитить себя от переживания сложных эмоций, потребность диссоциироваться от них. Особенно это касается тех случаев, когда эти эмоции не являются нашими или социально приемлемыми. Такая ситуация часто бывает с гневом. Это легко приводит к тому, что гнев накапливается до такой степени, что происходит вспышка агрессии (при этом поведение подвергается критике) и вторичные психосоматические симптомы, такие как головные боли, боли в животе, спине или плечах.

Немного отличается неспособность понимать и идентифицировать эмоции, которая наблюдается у людей с алекситимией. Эти люди испытывают трудности с называнием и выражением эмоций и разрядкой напряжения.  Трудности в определении и назывании эмоций словами ограничивают понимание эмоциональной жизни и ухудшают обработку эмоций. Это значительно затрудняет эмоциональный контроль и регуляцию. В распоряжении человека, страдающего этим дефицитом, есть только защитные механизмы, которые отрезают его от переживаемых чувств.  Передача информации о своем состоянии другим людям и, самое главное, осознанное переживание эмоций становятся невозможными. Поэтому у алекситимиков нет доступа к собственной внутренней жизни. Кроме того, зачастую он также не богат. Поскольку такие элементарные недостатки в распознавании эмоций у себя присутствуют, неспособность распознавать эмоциональные состояния других людей также является очевидной трудностью.

Значительная степень алекситимии включает неспособность различать физиологическое возбуждение, воспринимаемое от тела, и возбуждение, вызванное интенсивными размышлениями. Физиологическое возбуждение здесь становится единственным доказательством присутствия эмоций. Из-за этого довольно легко неправильно интерпретировать физиологическое возбуждение и понимать его только через призму сбоев в работе сердечно-сосудистой, эндокринной или нервной системы. Состояние человека воспринимается как результат внешних факторов, включая болезнь, а не результат внутренних психических процессов. Это часто приводит к серьезному беспокойству за свое здоровье и поиску медицинской помощи.

Разреженное воображение и фантазирование приводят у алекситимиков к ограничениям в креативности и создании эффективных стратегий решения проблем. Мышление сосредоточено на деталях и конкретике, что делает абстракцию практически невозможной. Кроме того, это сопровождается ожиданием негативных событий, что усиливает напряжение.  Однако алекситимичные люди часто воспринимаются своим окружением как адаптированные и хорошо функционирующие. В глазах окружающих они уравновешены, логичны, аналитичны и фактичны. Это результат действия защитных механизмов и связано с напряжением, возникающим при общении с другими людьми.

Снижается переживание положительных чувств, таких как счастье, удовольствие, удовлетворение, любовь.

Помимо психосоматических заболеваний, эти недостатки часто сопровождаются склонностью к зависимостям.   Это связано с трудностями в психической регуляции эмоций. Человек либо избегает, либо просто ищет раздражители. Обе эти тенденции отражены в механизмах зависимости от алкоголя, секса и азартных игр. Из-за неэмпатичного отношения к другим людям они часто испытывают трудности в межличностном функционировании, а также в формировании и поддержании отношений.

Каков генезис алекситимии? Исследователи этой темы считают причиной нарушения отношений с опекуном в раннем детстве, протекающего без эмпатического отзеркаливания. Здесь важна депривация, неудовлетворенные эмоциональные потребности ребенка.  Родители, не способные думать о внутреннем мире ребенка, его потребностях, делают ребенка неспособным думать о себе (Питер Фонаги).  Эта проблема может затрагивать травмированных матерей, оплакивающих потерю ребенка (синдром мертвой матери), с нерешенными проблемами из прошлого (ребенок для матери, а не мать для ребенка), психически больных, которые эмоционально недоступны, непредсказуемы на уровне чувств и поведения (враждебная мать, в какой-то момент любящая мать, без регулярности и предсказуемости — дезорганизованные отношения с матерью).

Невыражающее одобрения лицо матери, полное неодобрения, вызывает ряд гормональных изменений, идентичных тем, которые происходят в стрессовых ситуациях, тем самым подавляя выработку приятных чувств. Поэтому ребенку нужна мать, настроенная на него, отвечающая на его состояния. Мысленное отзеркаливание матери, эмпатическое принятие эмоциональных состояний ребенка и придание им смысла, приводит к формированию у ребенка чувства самости и тела, телесного Я. Таким образом, если воспитатель с алекситимией не научит своего ребенка передавать физические ощущения с помощью слов, это приведет к тому, что в будущем ребенок будет лишен способности идентифицировать чувства, контролировать напряжение в результате собственных психических процессов, а не через других людей или свое тело.  Это будет сочетаться с наличием тревожного стиля привязанности в детстве и во взрослой жизни.

Кнопка «Наверх»